Хождение по логопедическим мукам

Через моё нижеследующее повествование красной нитью проходит идея о том, что лучше учиться на чужих ошибках. Эта банальная фраза заставляет нас убеждаться в её правильности на каждом шагу. Предлагаю пример моих собственных ошибок, чтобы Вы были во всеоружии, оказавшись в подобной ситуации. У моего старшего сына Кирилла проблемы с речью начались довольно рано. Полноценно (как мне тогда казалось) он начал разговаривать в два с половиной года: повторял любые слова, составлял сложные предложения и связный текст. Но всё равно людям непосвящённым требовался переводчик.
Слоги Кирюша проглатывал, переставлял, звуки искажал. Спустя некоторое время нам удалось трансформировать слова-заменители в нормальные определения. К примеру, «общеупотребляемые» звукоподражания «мяу», «му-у» «а-а-а» мы перевели в котика, коровку и спать. Не обошлось и без новаторства: собачка называлась «х-ха», птичка - «птя», деда обзывали«гынь». То, что к трём годам речь моего ребёнка всё еще напоминала абракатабру, меня не слишком смущало. Но когда в пять лет речевой аппарат Кирилла продолжал работать в том же режиме, я насторожилась и забила тревогу. 

Как раз в детском саду предстояло заседание логопедической комиссии. Воспитательница заверила, что Кирилла покажут в первую очередь. Дата проведения комиссии откладывалась и откладывалась, а когда последние сроки истекли, я заволновалась. Пошла в детский сад, а там на меня, как ушат холодной воды вывернули: комиссия уже заседала, логопедическую группу набрали под завязку, на пункте коррекции речи тоже мест не осталось. Но клятвенно обещали на следующий год точно принять нас. Отойдя от данной оплеухи, я успокоилась и решила ждать.

Однако, обсудив ситуацию на семейном совете, было принято решение действовать незамедлительно. Первое, что пришло на ум – обратиться к дефектологу в детском саду. Благо, консультации проводились регулярно для всех заинтересованных. Моим настоятельным просьбам позаниматься с Кириллом индивидуально она вняла, но ввиду своей чрезмерной занятости отложила это дело на полтора месяца. А по их истечении … отказала. Мы остались у разбитого корыта.

Далее, проштудировав объявления в газете и Интернете, порасспросив знакомых, логопедов в нашем городе я наскребла негусто – две штуки. Первая оказалась довольно приятной в общении, вежливо согласилась нам помочь, назначила время встречи и … не явилась. На звонки не отвечала, как под землю провалилась. Вторая оказалась более материализованной. Провела с нами диагностику и схватилась за голову. Немедленно добиваться индивидуальной логопедической комиссии – таков был её вердикт. И я понеслась в Центр реабилитации.

Через месяц мы предстали перед лицом грозного суда. Диагноз занял чуть ли не всю площадь справки. Такой ребёнок должен заниматься только в логопедической группе - в один голос скандировали судьи. Даже место для Кирюши нашли. Правда, в детском саду, который находился в 30 минутах езды от нашего дома. Проблема местонахождения «объекта» для нас оказалась особенно острой, так как я была беременна и страдала жутким токсикозом, а муж уезжал на работу очень рано. Короче, взяла я выписку и пошла попытать счастья в своём родном детском саду. Заведующая приняла меня весьма доброжелательно и тактично отказала, сославшись на то, что группа у них укомплектована – это раз, и она предназначена для детей старшего возраста – это два, а мой Кирилл относился к среднему. Как же я удивилась, когда позже узнала, что группа-то сборная разновозрастная!

Тем временем я пошла другим путём. Обратилась по объявлению. Там нам кроме занятий посоветовали регулярно выполнять артикуляционную гимнастику дома, а для наглядности купить специальную литературу. Я прямиком направилась в книжный магазин, где приобрела кучу пособий и диск в придачу. И начались мытарства под девизом «Сама себе логопед!».

Вскоре пришло время логопедической комиссии в детском саду. Мы, действительно, стояли первыми в списке, и присутствовавшие «великие умы» подтвердили острую необходимость определения Кирилла в логопедическую группу, которая открывала свои двери через пять месяцев. Вроде бы, добились желаемого – пора успокоиться, но не тут-то было! Как раз пришлось услышать много страшилок про логопедическую группу. Мол, и дети в ней отсталые, и в нормальную школу потом не возьмут. Да и звуков у нас не хватало большое количество – боялись, за год не успеем. Решили, надо экстренно учить Кирилла говорить.

Оставался единственный вариант – частные платные занятия. Но где найти репетитора? Опять обратились в поликлинику. Попали к другому врачу детский логопед на пр.Стачек. На мою просьбу кого-нибудь посоветовать она любезно предложила свою кандидатуру (перед этим деликатно заметила, что у нас довольно сложный случай и не любой логопед согласится). Правда, сначала немного отпугивала цена на услуги.  Но другого выхода не было, и мы ухватились за эту последнюю соломинку. Наслушавшись «лестных» высказываний о запущенности проблемы с речью нашего ребёнка, мы приготовились к мучительной и длительной реабилитации. Но произошло практически чудо!

После двух занятий получились звуки [т] и [д]. Невероятно! До этого я привыкла быть мамой Каней, а домик назывался «гомиком», вместо «так» всегда звучало «как» и т. п. Немного сложнее оказалось для Кирилла разграничить, где же на самом деле [т],[ д] , а где [к], [г]. Ведь раньше он эти звуки отождествлял. Со временем таким же макаром логопед поставила [ж],[ш] [с],[ ц]. Потом добрались до [л], [ль],[ р] – на них ушло побольше времени. Как раз заканчивалось лето, а заодно и отпуск у мужа (я же занималась дома новорожденным ) и возить Кирилла на другой конец города больше не представлялось возможным. На тот момент в речевом арсенале сына не досчитывалось лишь одного звука –[р.] Выходит, осталась работа и для логопедической группы, куда он и пошёл с 1 сентября.

Опережая события, скажу, что спустя целый учебный год, Кирилл так и не научился его выговаривать. В защиту данной группы надо заметить, что там великолепно организована система общего развития. Все знания даются классифицировано, вобрав в себя отработку максимума различных навыков. Короче, лексика (а значит и связная речь) развивается от и до. Постановка звуков оставляла желать лучшего. Этот злополучный [рь] Кирилл освоил только в первом классе. Сегодня я могу вздохнуть свободно. Мой семилетний сын говорит чисто и красиво. Позади остались хождения по логопедическим мукам.

Есть в этой ситуации один жирный плюс: если моего младшенького постигнут подобные проблемы с речью, мы уже будем действовать чётко, выверено идя по проторенной дорожке, не совершая лишних кругов. Буду рада, если мои ошибки кому-то послужат уроком.

1 коммент.:

  • 12 октября 2013 г., 13:33
    Татьяна Александровна says:

    Интересная, а главное - поучительная история! Спасибо за предоставленный опыт. Будем иметь его в виду, потому что у сына подобные проблемы.

Отправить комментарий


Ваш комментарий важен для нас. Если у вас нет блога или своей страницы - вы тоже можете комментировать. Выберите в подписи профиль «Имя/URL» и напишите своё имя, можно и без URL.

 

"Я-МАМА" Copyright © 2011

Яндекс.Метрика